Легенда у нас дома

Статьи, очерки, заметки, наблюдения и т.п.
Аватара пользователя
Крохин Александр
Catcher
Сообщения: 117
Зарегистрирован: 28 сен 2014, 19:34
Имя: Александр
Фамилия: Крохин
Страна: Россия
Город: Лобня
Специальность: Инженер-экономист
Виды птиц: Насекомоядные
Благодарил (а): 37 раз
Поблагодарили: 126 раз
Возраст: 72

Легенда у нас дома

Сообщение Крохин Александр » 23 окт 2017, 18:43

Предлагаю вашему вниманию очерк о восточном соловье. В нём я постарался собрать наиболее необходимые сведения об этой удивительной птице, включая свой собственный опыт ловли, наблюдений и содержания и данные из имеющейся у меня художественной и научной литературы.
С сожалению, сонограммы, на которые ссылаюсь, я не смог перенести в этот текст.

Легенда у нас дома
Когда я в кругу своих коллег или случайных знакомых рассказываю, что у меня в квартире в полный голос поет соловей, причём не только в мае и июне, но и в мрачные зимние месяцы - многие не верят. Сразу слышу утверждения о том, что соловей в клетке вообще не живёт, а уж петь в неволе - это фантастика. Сомнения проходят, когда я на мобильном телефоне демонстрирую видеозапись соловья, поющего непосредственно в клетке.
Соловьями я увлёкся в раннем возрасте, когда прочёл рассказ И.С. Тургенева «О соловьях» и книгу И.К. Шамова «Наши певчие птицы». Жизненные обстоятельства не позволяли мне ловить и содержать этих птиц до исполнения мне двадцати семи лет, но как только после окончания института я стал работать и получил жильё, то смог осуществить свою давнюю мечту. Сейчас, имея за плечами почти сорокалетний опыт содержания соловьёв, я могу поделиться своими наблюдениями за этими чудесными созданиями.

Лучших восточных соловьёв за всю свою жизнь слышал всего лишь дважды. С первым встретился в 1971 году в селе Котлы, что в Ленинградской области.
Восточнее села находится большой и ровный грунтовый аэродром. В годы Великой Отечественной войны отступающими нашими войсками были взорваны почти все аэродромные постройки. Для гитлеровцев аэродром служил плацдармом для налётов на Ленинград. Взлетать с него, в зависимости от силы и направления ветра, можно в любую сторону. О тех страшных днях до сих пор напоминают множество разрушенных строений.
С 1952 года аэродром вновь стали использовать по назначению. В одном из уцелевших строений, находясь на лётных сборах, жили мы - спортсмены Ленинградского авиаспортклуба. Начальником у нас был А.А.Баршт - Герой Советского Союза, которого мы все не просто любили, а боготворили не только как лётчика-аса, но и как человека доброго, внимательного, чуткого. Он был всем нам как второй отец.
Соловей поселился на территории маленького старого кладбища, у церквушки, расположенной посреди села. В самой церквушке, в то время, размещался кинотеатр, который служил культурным центром всей округи. По праздникам там проводились торжественные мероприятия, а по субботам – танцы.

В один из вечеров, когда я, как одержимый, носился по комнате с деревянным макетом самолёта и разучивал последовательность выполнения упражнения в зоне пилотажа, друзья посоветовали немного «проветрить мозги», сходить и посмотреть в кинотеатре какой-нибудь интересный фильм. Времени до начала фильма почти не оставалось, и я побежал к церкви. Стоял период белых ночей, и было достаточно светло.
Голова всё ещё была занята полётами, зрительно прокручивал весь комплекс фигур и анализировал ошибки, допущенные мной при пилотировании в зоне. Внезапно я остановился, будто наткнулся на какую-то невидимую стену. Очень быстро до меня дошло, что над головой поёт не просто обыкновенный соловей, а поёт гений среди этих удивительных птиц.
Соловей пел на высоте не более четырех метров, сидя на толстой ветке берёзы. Он хорошо и чётко просматривался. Пел рассудительно и неторопливо, короткой паузой отсекал одно колено от другого. Все колена выводил чисто, без помарок, с приятным «лемешевским» тембром, который мне всегда в соловьях очень нравится. Но это дело вкуса.

У каждого человека свои пристрастия к тембру, высоте тона, чистоте звука. Впечатляло большое разнообразие свистовых колен и дудок. Дроби и россыпи исполнял то с подъёмом, то со снижением, затухающие. Одно колено исполнялось с двойным свистом.
Просматривая недавно свою старую записную книжку, я обнаружил следующую запись:
«29 мая 1971 года. Сегодня вечером соловей исполнил двойной свист с подъёмом. Никогда ранее такого колена не слышал и в литературе ссылок на подобное колено не встречал. Это колено повторялось за вечер многократно».
Много позже, в 1990 году, в книге Симкина Г.Н. – «Певчие птицы», я прочёл о переднем двойном трелевом свисте, встречающееся у воронежских соловьёв. При живом прослушивании, двойные трелевые колена просто завораживают своей необычностью и волнующей красотой.
Вариантов песен было много, сама структура и последовательность колен почти не повторялась. Соловей как бы соединил все свои песни в единый сложный комплекс.

Я забыл куда направлялся, стоял и слушал. До этого дня наблюдал и изучал пение множества восточных соловьёв в Псковской, Горьковской областях, Ставропольском крае и в парке Лесотехнической академии в Ленинграде. Читал всю подряд литературу, в которой хоть что-то писалось о соловьях, коллекционировал стихи наших отечественных поэтов. Д.Д. Минаев – известный русский поэт и переводчик, ещё в XIX веке так описывал песню соловья:

«Щёлкнул, свистнул, рассыпался,
Разошёлся по воздуху
Серебристыми трелями,
Загремел перекатами,
Застонал перекликами,
Разлился звонким голосом
По всему по поднебесью.
Его слушала, зарумянившись
Под фатой своей, браной золотом
С неба синего, заря майская...»


Точно и с душой высказано!

В Псковской области слышал неплохих певцов, но такого волшебного исполнения ещё не слышал. Время для меня остановилось. Иногда соловей перелетал в глубину кладбища, ненадолго замолкал, но вскоре возвращался на березу у дороги и трели разносились по округе с новой силой. Он мог даже короткое колено исполнить с изменяющейся флейтовой тональности так чисто, что возникало реальное ощущение, будто вся природа замерла и внимала вместе со мной эти, не от мира сего, мелодии.
Я стоял под березой и слушал соловья до тех пор, пока двери кинотеатра не распахнулись и народ не хлынул двумя противоположными потоками на улицу. Подошла группа наших пилотов. Пришлось идти с ними обратно в казарму. Необходимо как следует выспаться. За соблюдением режима руководство следило строго. Подъём в шесть часов утра, в восемь начинались полёты, а заканчивались они около восемнадцати. Несмотря на занятость, я каждый вечер приходил к соловью в гости, а он пел для меня свои божественные обертоны. Вскоре сборы закончились, надо было уезжать.

Второго выдающегося певца услышал в Новгородской области, в городе Пестово, спустя десять лет. В конце мая гостил у тестя, в частном секторе города. Позади деревянного дома раскинулись огороды. Перед домом, вдоль грунтовой дороги, неширокой полосой тянулось старое, покрытое толстым слоем мха, болото, густо заросшее невысокими сосенками, ивами и вербами.
Ночью проснулся от того, что за окном пел соловей. Окно было открыто. Чтобы не беспокоили комары, в окна были плотно вставлены рамки с натянутыми сетками. Соловей начинал свою песню с чистого почина – «го-го-ту, го-го-ту» (с ударением на последний слог, протяжно так). Это колено называется «лешевой дудкой с оттолочкой». Затем дробью с подъёмом как сыпанёт – мурашки пробегают по коже. Далее ещё одна оттолочка – нежное «тук». Словно тебя последней горошиной по темечку тюкнули, легонечко так. После оттолочки следовали дудки, дроби и россыпи. Нежные звуки песни сменяются громкими - щёлкающими, радостные — грустными. Неторопливый темп и низкий, «бархатный» тембр исполнителя лишь подчёркивал неповторимую красоту и гармонию звуков, приятную для слуха, для души. Напоследок щёлкнет и тревожной хлыстовой водопойной дудкой – «у-пив, у-пив» - и тишина, сразу тёплая волна по груди и вискам прокатит, сердце на мгновенье останавливается.
По всему чувствовалось, что и сам соловей поёт с великим удовольствием, в этом легко убедиться, слушая его бесконечные импровизации. Через пару секунд певец с новой силой начинает своё удивительное представление. Я тогда насчитал разных колен не менее двадцати и сбился. Сбился оттого, что последовательность каждой новой песни не повторялась. В этом суть его таланта. Когда он так самозабвенно, забывая обо всем, с энтузиазмом поёт, в птичьем царстве он поэт, композитор, режиссер-постановщик. Одним словом – творец!

Соловей пел в основном ночью, на большом кусте сирени, загустившемся за окном. Днем из кустов нередко слышалась его тихая песня, включавшая многие красивые звуки, которых в ночном пении не встречались. Славная была птица! До сегодняшнего дня пение этих двух птиц служат мне эталоном соловьиного искусства вокала и импровизации.
Когда я приехал туда на следующий год, то болотце уже осушили и засыпали песком. Началось строительство стадиона. Вместо пения соловьёв, несколько лет подряд, и днём, и ночью в бывшее болото забивал длинные сваи гидравлический молот. Через пять лет на этом месте построили стадион и Дом культуры.

Должен отметить, что за прошедшие с того времени 30 лет песня пестовских соловьёв сильно изменилась, причём не в лучшую сторону. Исчезла из репертуара «лешева дудка», ухудшилось качество дробей и россыпей. Года два назад услышал соловья с очень хорошей песней на территории пестовской нефтебазы, но эта территория строго охраняется, и попасть туда не было никакой возможности.
Симкин Г.Н. отмечает изменение песен из-за миграций, связанных с климатическими изменениями. По моим наблюдениям – это соответствует истине. Сильно изменилась песня подмосковных и тульских соловьёв.
Некоторые орнитологи, в том числе и Симкин, считают, что как вид, восточный соловей сформировался из реликтового западного соловья, в том числе и песня. Я считаю, что эти два вида – восточный и западный, развивались параллельно, а если и оказывали влияние друг на друга, то только на границах соприкосновения ареалов. На границах ареалов распространения восточного и западного соловьёв попадаются западные соловьи, которые включают в свою песню колена восточного. Вероятно, гнездовья этих видов находились рядом, и молодые птицы могли, путем природной способности к подражанию и научению, взять некоторые дудки и россыпи у восточного соловья.

Встречаются и восточные соловьи, включающие в свой песенный набор некоторые колена западного соловья. При этом многие восточные соловьи из таких поселений при пении используют заимствования (нередко целиком типы песен) из репертуара южного соловья (на порядок более обширного).
Соловьи — род птиц, которых учёные-орнитологи раннее относили к семейству дроздовых (turdidae), отряда воробьиных. Но, в последнее время, по данным молекулярной генетики, соловьёв причисляют к семейству мухоловковых (muscicapidae).

Собственно, к соловьям относятся несколько видов птиц: соловей обыкновенный, западный соловей, соловей красношейка, чёрногрудая красношейка, варакушка, соловей свистун, белогорлый соловей, тугайный и синий соловьи. Есть ещё один, особый подвид западного соловья – «Хафиз», эндемик Узбекистана, которого доктор биологических наук, профессор Олег Вильевич Митропольский, по некоторым анатомическим особенностям птицы, в частности, по строению плечевых костей, классифицирует как отдельный вид.
Всех этих птиц часто содержат в клетках, поскольку они хорошо переносят неволю и способны радовать владельцев ярким оперением и мелодичным пением. Правда, их вокал уступает по красоте и композиционной сложности трелям настоящих соловьёв, таких как восточный, западный или его подвид «Хафиз». В этой статье речь будет идти, в основном, о восточном соловье.

Восточный соловей обитает в Западной Азии, Восточной Европе и Западной Сибири до реки Енисей, за исключением северных районов этих территорий. На зимовку соловьи улетают в Африку. С зимовки возвращаются в начале – середине мая, а в более тёплых регионах могут появляться уже с середины апреля. Прилёт птиц связан с появлением насекомых и листвы на деревьях. Самки прилетают несколько позже самцов к тому моменту, когда первые уже начали своё пение. На пение они в основном и ориентируются, выбирая место для гнездования.
Длина тела восточного соловья 160–190 мм, крыла — 90 мм, вес 25 г. Окрас буровато-оливковый неяркий, хвостовое оперение с рыжеватым оттенком, передвигаются по земле прыжками. Для них характерно во время отдыха держать крылья опущенными, из-за чего соловьи выглядят несколько присевшими. Самцы внешне ничем не отличаются от самок. Соловьи моногамны.
Прилетает на места гнездовий в Подмосковье в первых числах мая. В поздние, холодные весны, могут задержаться до девятого мая. Самки прилетают на шесть-семь дней позже самцов.

Соловьи выбирают места для своих гнездовий там, где есть влажные, сырые низины, поймы рек и ручьев. Любимыми местами являются густые, тенистые заросли черёмухи, бузины, захламлённые вырубки, запущенные сады и парки и заросшие кустарником и крапивой старые кладбища. При наличии кустарников и высокотравья охотно гнездятся также на сырых лесных опушках, обширных полянах и вырубках, но в глубину лесных массивов обычно не проникают.

Как правило, петь начинают либо сразу по прилёту, либо из-за дождливой погоды распеваются на несколько дней позже. Мастерство пения соловей приобретает во время длительного обучения, общаясь с другими птицами, животными и насекомыми и зависит от звуковой среды, в которой он живет. Люди любят соловья за талант отражать окружающие его звуки в собственном, соловьином исполнении. В каждом регионе, в каждой местности песни соловья имеют свои особенности, различные типы песен.

Соловьи обучаются пению, перенимая опыт старшего поколения, чем моложе соловей, тем проще его песни. Наличие одного талантливого певца приводит к повышению общего уровня пения, обитающих в округе соловьёв.
Выделяют два основных синтаксиса: линейный и комбинаторный. В первом случае, связь и очерёдность исполнения вокальных компонентов строго фиксирована. Во втором случае, после каждого компонента в разных случаях может следовать разное продолжение (Иваницкий, Марова, 2012).
Каждый восточный соловей имеет 12 - 25, иногда до 93 фиксированных типов песен чёткой конструкции. Молодёжь и взрослые сразу после прилёта или в пасмурные дни исполняют «торопливые», «свёрнутые» или скрипучие песни, где многие колена встречаются лишь в виде зародышей звуков. Частота появления разных типов в вокальном потоке периодически меняется. Это может иметь сезонный или ситуационный характер. У большинства самцов есть чёткие предпочитаемые типы песен и отдельные редкие. Многие птицы имеют уникальные типы, исполняемые редко или лишь в «тихой песне». У части самцов нет типов, которые есть у всех соседей вокруг (Симкин, 1981, 1990). У близких соседей репертуары сходны (Witchell, 1896). С возрастом песни соловья становятся строже и чётче (Симкин, 1990).

Восточные соловьи поют в основном в «ядре» своего участка, но если несколько раз проиграть на диктофоне близко к границе пение другого самца, то самец-хозяин начинает часто петь и в этом месте. Он может даже вылететь к диктофону за границу участка, расширив его площадь (Симкин, Штейнбах, 1984). У соловьёв-соседей может быть сходно до 90% типов песен и 100 % составляющих их нот. Различаются они по повторению излюбленных песен в характерном для каждого соседа порядке.

Различают разнообразие вокальных диалектов (на границах популяции южного и восточного соловьёв). Пение соловьёв, как говор или акцент в речи человека, меняется от популяции к популяции. Одно время у любителей и натуралистов славились курские соловьи, потом киевские, бердичевские… .
Проводились специальные исследования диалектов соловьиного пения в пределах Москвы и Московской области (Иваницкий, Антипов, Марова, 2014). Исследовались сонограммы песен восточного соловья. Сонограмма – это наиболее информативный способ графического изображения звука.
По типам песен наиболее близки южный и западный участки. Что касается территорий за пределами МКАД, то наиболее обособленным является самый северный участок (к северу от Клинско-Дмитровской гряды). В изученных популяциях Москвы, Московской и Тульской области, в центре ареала восточного соловья, один репертуар чаще всего включает 9 типов песен.
В репертуаре каждого певца любого региона имеется несколько типов песен, причем в ходе исполнения они обычно чередуются, и лишь иногда две-три одинаковые песни исполняются подряд друг за другом. Важнейшее свойство типов песен — их стереотипность. Однажды заучив полюбившийся тип песен, соловей в дальнейшем, раз за разом, повторяет его в неизменном виде, подобно тому, как эстрадный певец на разных концертах без малейших вариаций повторяет одни и те же куплеты своих песен.

В настоящее время существует много работ и исследований структуры, последовательности основных звуков и колен песен восточного соловья. Наиболее популярными источниками по описаниям колен песни является рассказ И.Тургенева «О соловьях», детальный разбор Кайгородова и Симкина. Немалый вклад в данную тему внесла фонотека Б.Н.Вепринцева.
Индивидуальные репертуары московских и подмосковных соловьев по объёму различаются более чем втрое: посредственные певцы исполняют 7 — 8 типов песен, середнячки — 12 — 14, выдающиеся мастера — до 20 — 23 разнотипных песен.
У московских соловьёв две наиболее популярные вокальные программы (рис.1). Очередность исполнения типов песен в составе каждой программы соблюдается очень строго.
sonogram1.jpg

Рис 1. Популярные типы песен московских соловьёв и две стереотипные программы их исполнения (А и Б). Стрелка показывает последовательность исполнения. Цифры по оси ординат — частоты (кГц), по оси абсцисс — отсчёт времени (с).
Соловей обрабатывая чужие звуки, делает их более объёмным. В его обработке колено может звучать то надрывно, исступленно, отчаянно и у стороннего слушателя может возникнуть иллюзия скорбного настроения, то это же колено может исполнить игриво, весело, легко и беззаботно, способное у человека вызывать прекрасное настроение. В своём творческом процессе соловей может изменить темп, ритм или размер заимствованной песни, изменить стилевую окраску таким образом, что основа будет кардинально изменена. Однако, некий образ, отпечаток звуков копируемой птицы сохраняется, но при этом формируется уникальный вокальный почерк восточного соловья.
Песня любого соловья не оставляет равнодушным ни одного человека. Многие люди не разбираются в тонкостях соловьиного пения, его многообразия и мастерства исполнения, а часто по незнанию величают соловьём любую хорошо поющую птицу. Например, садовую и болотную камышовку, или певчего дрозда.

Ночное пение соловья – привлечь самку, а дневное – обозначить границы своего кормового участка, сигнал для других самцов, что данный участок занят. Самец-основатель яростно защищает и изгоняет с него других самцов, а в результате песня формирует иерархическую структуру небольшой группировки поселяющихся поблизости соловьёв.
Среди самцов иногда встречаются певцы с необыкновенно совершенным пением, с сильным и красивым голосом и с великолепным строем и последовательностью колен. Известно, что соловьи, в зависимости от индивидуальных особенностей, предпочитают петь в разное время суток.
Особенно ярко проявляют вокальный талант у соловьёв, поющих ночью. «Ночные» соловьи поют неторопливо, размеренно и чисто. Умеют чередовать свой репертуар, который недоступен для большинства населяющих данную местность певцов.
Некоторые любители отдают предпочтение ночным певцам. Считается, что песня таких соловьёв богаче разнообразными коленами и чище. Песня восточного соловья занимает широкий диапазон - от 1,2 до 10 кГц. Является великой тайной и до сих пор не изучена биологическая функция и значение каждого колена.

Действительно, ночью песня воспринимается нами как-то особенно торжественно. Ночью и двигатель машины в пути звучит чище, и звук проходящего поезда громче и отчетливей. Многие люди не могут заснуть от противного звука, летающего по комнате комара. Ночью значительно понижается дневной шумовой фон, который мешает нам в дневное время полнее наслаждаться пением хорошего соловья. Тем не менее, можно попытаться приучить соловья петь ночью.

После зимнего содержания, в конце марта или в апреле, соловей начинает потихоньку распеваться. Около клетки на ночь размещается подсветка с лампой, не более 25 вт. Через неделю соловей начинает петь преимущественно ночью. Заменить лампу на 15 вт., а через 2-3 дня подсветка совсем убирается. В итоге дневной певец станет ночным. Наслаждение ночным пением может быть оправдано лишь в том случае, если соловей содержится на даче, а не в тесной городской квартире; иначе остальные члены семьи выгонят любителя вместе с соловьем на улицу.
Ещё одна важная функция пения – препятствование скрещиванию разных видов птиц. Самка определяет, соответствует ли песня самца типичной песне того вида, к которому она принадлежит? В противном случае её усилия могут быть напрасными, и полевой сезон размножения будет утрачен. По частоте пения самца самка может судить о его силе, жизнеспособности, неутомимости, половой заинтересованности и потенциальной адаптивности.
В брачный период самцы поют, стараясь привлечь к себе внимание представительниц противоположного пола. Самки молчаливы, лишь иногда, в основном, по утрам обнаруживают своё присутствие коротким свистом или крыканьем, чем и привлекают внимание самцов.
Самый разгар соловьиного пения приходится на период строительства гнёзд и кладки яиц. Время это совпадает у нас с цветением ландыша и сирени. С отцветанием сирени и появлением птенцов ослабевает и соловьиная песня, а к 15 июня и вовсе умолкает.

Песня соловья не оставляет равнодушным ни одного человека. Услышав соловьиные раскаты и дроби, он останавливается. Немного постоит, послушает, а если и не остановится, то всё равно восхитится мощным голосом и неуёмной энергией прославленного певца, и пойдёт дальше, по своим суетным делам. Но одно отмечает неизменно, что настроение его улучшилось, душа мысли стали посветлевшими и сам стал добрее.
Соловьев выслушивают и отлавливают в первую неделю после прилёта. Отловленные позже от самок они, как правило, не поют, часто отказываются от пищи и, в лучшем случае, если останутся живы, запоют лишь на следующий год. А уж про ловцов, любителей соловьиного пения, особый разговор.
Конец апреля и начало мая для настоящего любителя непростое время года. К прилёту любимых птиц весь организм настраивается на предстоящую соловьиную охоту. Странное дело, но к этому времени прекращаются все болезни и недомогания. Если в поясницу вступило, или давленьице гуляет, всё равно в это время становишься как бы сам не свой, а ушёл спозаранку в поле или лесок и куда вся хворь девается, обо всём на свете забываешь.
А вообще-то, истинный охотник к весенней ловле соловьёв готовится особенно тщательно. С начала апреля начинает испытывать зуд и потребность ещё и ещё раз проверить свои старые, годами используемые ловчие снасти. Нет ли каких либо порывов на сетке лучка, хорошо ли работают пружины. Исправна ли ловчая сеть и чиста ли кутейка. В общем, подготовительных работ хватает. Сколько нежности и заботы проявляется в соблюдении этого ежегодного ритуала. Сюда включается приобретение необходимого запаса мучных червей, а если повезёт, то и свежих муравьиных яиц. Тщательно готовится сама клетка, в которой будет проживать будущий певец. Тут и кормушка с поилочкой, и купалка приготовлена.

Затем начинаются телефонные переговоры со старыми друзьями-соловьятниками из более южных районов. Интересует только один вопрос:
- Прилетели соловьи или нет?
Ловля соловьёв для многих охотников – это настолько интимное дело, что почти полностью исключает наличие напарника. Чаще всего, чтобы прослушать соловьёв и найти именно желанного, удовлетворяющего именно твоим вкусам, приходится прошагать не один десяток километров по лесистым оврагам, вдоль заросших кустарником речек и по болотам, выслушать до сотни соловьёв и выбрать одного. Поэтому весенняя ловля лучших по песне соловьёв не только увлекательнейшее занятие, но и требует значительных физических сил, огромного терпения и опыта.
Кроме того, необходимо выбрать место и средство ловли, подходящее к данным условиям местности, поймать соловья живым и невредимым.
Близкие родственники считают эти внутренние и внешние процессы, происходящие с нормальным, в общем-то, человеком, ненормальным весенним обострением.

В зависимости от погоды, охотник совершает вылазки в свои, годами проверенные соловьиные места. Правда, с каждым годом таких мест становится всё меньше и меньше. Это связано, прежде всего, со строительством новых коттеджных и дачных посёлков, масштабы застроек которых, во всяком случае, в Московской области, приняли огромные масштабы.

Друзья с южных районов Подмосковья ещё 1 мая сообщили, что соловьи к ним прилетели. Три дня бесплодных поисков первых птиц проскочили быстро. Поездки и хождения по всем, проверенным временем, местам не дали результата. Не помогали включённые диктофонные записи соловьиных песен. Не было ни одного намёка на их присутствие. Разные птицы на все голоса распевали свои весенние трели, не пели только соловьи. Завтра 4 мая. Проснулся рано утром, быстренько перекусил, набрал в баночку свежих мучных червей и несколько не особо крупных зофобасов. Все необходимые снасти: лучки, сети, маленькие переноски и кутейка, давно лежали в багажнике автомобиля.
Погода предполагалась отличной - солнечной и безветренной, во всяком случае, в первой половине дня. Через 10 минут оставил машину на окраине города, взял сумку и направился через старый парк в лесок. Уже полностью рассвело. Около 40 лет наблюдаю в этих местах до полусотни дневных и ночных поющих соловьёв. Прислушался к звукам песен, льющихся с вершин деревьев. Над головой скворец, сидя на высокой сухой ветке берёзы, импровизировал свои, то рокочущие, то скрипучие, то вполне чистые и красивые мелодии. Пели зяблики, пеночки веснички и певчие дрозды.
Зима ещё делала попытки напомнить о себе утренней прохладой, но весеннее пробуждение и обновление жизни в природе повсюду проявлялось в запахах леса, в пении птиц и возросшей активности насекомых. Многие деревья оделись свежими ярко-зелёнными листьями, дни стали длиннее и солнышко становится теплее.

В парке включил запись песни соловья на полную громкость. Метров через 100 отозвался соловей, выдал несколько трелей и замолк. Больше на запись не реагировал. Меня обрадовал сам факт появления соловьёв. Пошёл по тропинке дальше. Через пару сотен метров отозвался ещё один. Пропел несколько колен и тоже замолчал. Сам по себе процесс ловли довольно прост, но надо было выявить всех возможных в этих местах голосистых птиц. Перешёл однопутный железнодорожный путь и направился через лес к просеке, сплошь заросшей небольшим кустарником. Вдоль просеки проходила высоковольтная линия. Туда я и направился. Пришлось пробираться через целое кладбище собачьих могил. Всё как у людей, оградки, холмики, венки, цветы и скорбные надписи.
На другой стороне просеки услышал посвист соловья и быстрым шагом направился туда, включил запись и увеличил громкость песни. Соловей отозвался продолжительным пением, но напев резко отличался от подмосковного.
Сквозь густые кусты перешёл просеку. Соловей продолжал петь в десятке метров от меня. Я снова прислушался к неплохо исполняемым коленам. Сразу отметил, что тембр необычайно низкий, редкостный. Не торопится, чётко отсекает одно колено от другого. Да, явно не наш, не подмосковный. Но, где я эти строфы уже слышал? Одно колено сразу перенесло меня в окрестности Чернигова. Первую половину бубенцового раската выполнил с повышением тональности, а вторую с понижением. Именно там впервые я услышал это колено. Но, вот другие, отдельные дудки, встречал в лесах Нижнего Новгорода. Заблудился, видимо, или на пролёте, не добрался пока ещё до своих родных мест. Ведь соловьи перемещаются к местам гнездования по ночам.

Стоял, слушал, и решил поймать этого голосистого незнакомца, послушать его до начала июня и выпустить на волю. Время поискать самого лучшего из пернатых солистов ещё с недельку есть. Позже уже нельзя, птица обзаводится супругой. Самка выбирает удобное место и начинает заниматься постройкой гнезда и откладывает яйца.
К этому времени самец по песне в раж входит. Семейный соловей поёт разнообразнее и лучше, чем холостяк, поёт днём, а многие и днём, и ночью, пением обозначает свою территорию, отважно изгоняет из своей зоны всех конкурентов. Пойманный от самки, соловей, как правило, не запоёт, да и за корм с горя может не взяться вовсе. Неопытный ловец может упустить момент. Когда голодную птицу ещё можно выпустить и не опасаться за её жизнь. Упустил время, птица быстро худеет, становится слабой. Потом выпускай, не выпускай всё равно ложится грех на душу за загубленную птичью жизнь. А если и возьмётся за еду, то песню услышишь, может быть, лишь только на следующий год.

Нашёл среди кучи засохшего валежника не особенно сырой пятачок земли, расчистил место от толстого слоя прошлогодних листьев, закрепил на небольшом расстоянии друг от друга два лучка, с нанизанными на проволоку мучными червями. Между ними оставил включённым диктофон. Через пару-тройку минут услышал несильный хлопок. Подошёл к лучкам и вижу такую картинку. В одном лучке дужка с сеткой торчала вертикально. В момент срабатывания сторожка, сетка зацепилась за выступающий из земли корешок. Соловей, естественно, легко улетел.
- Вот незадача! Как же я так оплошал? Напуганный соловей второй раз к лучку может и не подойти.
Включил запись, соловей отозвался песней и подлетел совсем близко. Я снова установил лучок, проверил его на срабатывание. Вроде теперь всё в порядке, ничего не мешает. Птица, видимо, не особенно была напугана и минуты через две смело повторила попытку поживиться дармовым угощением. На этот раз лучок сработал отлично. Соловей был пойман, осмотрен и помещён в кутейку.
Дома скоро принялся за мучных червей. Клетку накрыл белым простынным материалом. Крылья в первые двое суток были связаны. Как только развязал крылышки и подвесил купалку, он в тот же день выкупался. Запел на четвёртый день. Ещё через несколько дней начал во весь голос пропевать почти полный свой репертуар.

Я понемногу добавлял в кормушку с червями соловьиную смесь. Первые дни соловей смесь не брал, но затем раскусил, что это для здоровья полезно и начал поедать мягкий корм. Первоначально давал по 80 мучных червей, но когда, поедая смесь, начал оставлять несколько нетронутых червей, я стал уменьшать долю мучника и увеличил в конечном итоге мягкого корма до полторы столовые ложки. Клетку, накрытую материалом, через недели две с передней стороны начал понемногу открывать.
К этому времени у меня распелся второй соловей, которого я добыл с большим приключением. Об этой поездке за соловьём я, наверное, долго буду помнить. А дело обстояло так. На следующее утро, после поимки первого залётного, поехал в Дмитровский район прослушать соловьёв вдоль реки Яхрома.

Солнце еле проглядывало сквозь тонкие высокослоистые облака. Проезжая мимо посёлка Мелихово – это недалеко от моей дачи, через открытое окно автомобиля услышал пение соловья и остановился на обочине. Вышел из машины, перешёл дорогу и прислушался. В низине, глубоко в кустах пел соловей. Песня его показалась мне заслуживающей внимания. Начинал со звонкого, сразу берущего за душу почина, характерного для всех подмосковных соловьёв, затем исполнил водопойную дудку и великолепный продолжительный раскат, который не заглушали звуки проезжающих мимо машин. Один за другим следовали гусачок, чистое бульканье, а затем колено, напоминающее выкрик кулика, сменяющегося на двойную лешеву дудку. Каждое колено исполнялось неторопливо, с достоинством. Дробь такую закатил, горячо стало, будто кто-то окатил крапивой вдоль всей спины. Почему-то, я начал считать колена, сбился, их было не менее десяти. Даже удивился, первый встреченный сегодня соловей и такая удача.
Спустился с насыпи. Соловей пел в болотистом кустарнике. Я начал обходить его, углубился в лесок. Под сапогами чавкали большие лохматые кочки, проросшие травой и мхом, а между ними ещё не сошла талая вода. Я уже подошёл к соловью совсем близко, как вдруг кочка, на которую наступил, ушла вниз, и в одно мгновенье оказался по пояс в жидкой болотной грязи. Ветка куста, за которую рефлекторно ухватился, помогла мне выбраться из этой трясины.
Вышел к дороге и, не вылезая из кустов, снял с себя, измазанные в грязи куртку, брюки и сапоги. В луже вымыл руки и ноги. Дождался, когда на дороге не было проезжающих автомобилей, быстро заскочил в свою машину, бросив ком грязной одежды на заднее сиденье и в таком полуголом виде, босиком, поехал к себе на дачу вымыться, переодеться и постирать грязную одежду. Несмотря на полученный стресс во время непредвиденного купания в болотной грязи, соловья в тот же день, вечером, я всё-таки поймал, посадил в клетку на дачной остеклённой веранде и через несколько дней он своими песнями радовал не только меня и всех соседей по даче.
А тут получаю письмо по электронной почте от давнего друга, такого же любителя соловьиного пения, живущего в небольшом сибирском городке. Привожу текст его письма в сокращённом виде:
- Саша, если сильно не затруднит, ты можешь поймать для меня хорошего восточного соловья? Когда тебе будет удобно, конечно, исходя из имеющихся возможностей. Я понимаю, что сейчас уже поздно ловить, но может быть в вашем районе остались холостые соловьи? Полностью полагаюсь на твой вкус. Очень хочется иметь и содержать соловья с подмосковной песней.
Прочитал это письмо, а сам задумался. Друга не хочется обидеть, но ловить соловья по срокам действительно уже поздно. Птицы давно образовали пары, возможно, выкармливают птенцов, а где я сейчас найду холостых соловьёв? Но, у меня их два и оба поют в полный голос. К соловьиной смеси и мучным червям птицы приучены. Сознание немного «жаба» душила, жалко было расставаться с неплохим соловьём. На следующий день решил всё же отдать второго, раз друг хочет соловья именно с подмосковным напевом. А я на следующий год найду себе другого, с ещё лучшей песней, не хуже этого. Да, и на душе, от принятого решения, сразу легче стало.
По договорённости с проводником, отправил коробку с соловьём моему другу, за тысячи километров, в вагоне скорого поезда.

Закончить строки о людях, для которых пение соловьёв – это нечто больше, чем простое увлечение, хочу отрывком из рассказа И.Тургенева «О соловьях»:
«Был у меня товарищ, охотник смертный до соловьев; часто мы с ним ездили. Подслеповат он был – много это ему мешало. Раз, под Лебедянью, выслушал он удивительного соловья. Приходит ко мне, рассказывает – так от жадности весь трясётся. Стал его ловить, – а сидел он на высокой осинке. Вот, однако, спустился, погнал его товарищ в сеть; ткнулся соловей в сеть – и повис. Стал его товарищ брать – знать, руки у него дрожали – соловей вдруг как шмыгнет у него между ног – свистнул, запел и улетел. Товарищ так и завопил. Он потом божился, уверял меня, что он явственно чувствовал, как кто-то соловья у него из рук силой выдернул. Что ж! Всяко бывает. Принялся он опять манить его – нет! не тут-то было: оробел, знать, смолк. Целых десять дней товарищ потом за ним всё ходил. Что же вы думаете? Соловей хоть бы чукнул – так и пропал. А товарищ чуть не рехнулся; насилу его домой притащил. Возьмёт, шапку оземь грянет, да как начнет себя кулаком по лбу бить… А то вдруг остановится и закричит: «Раскапывайте землю – в землю уйти хочу, туда мне дорога, слепому, неумелому, безрукому…» Вот как оно бывает чувствительно.»
Есть общие правила содержания пойманных соловьёв в неволе.
Во-первых, необходимо внимательно осмотреть лапки и клюв отловленного соловья на предмет возможных заболеваний, наличия клещей, а также оценить общее состояние здоровья; в случае обнаружения каких либо заболеваний, болезней ног и крыльев, кожи и оперения, птицу лучше всего выпустить.
Во-вторых, надо связать кончики крыльев и посадить в полотняную кутейку. Кутейка – это проволочный, или деревянный каркас обтянутый полотном. Связывать крылья нужно потому, что в первые минуты невозможно определить, буйный соловей попался или спокойный, поэтому лучше не рисковать. Обидно покалечить птицу в пути или привезти домой обтрепанный комочек перьев. В кутейку необходимо бросить с десяток мучных червей или пяток небольших зофобасов, предварительно раздавив им головы, чтобы они не расползлись. Птица, как правило, начинает хватать червей ещё в дороге. Если дорога от места лова до дома занимает более часа, необходимо соловья напоить.
В-третьих, дома, прежде чем посадить птицу в заранее приготовленную клетку, лапки до колена смазываю «Нитрофунгином». «Нитрофунгин» – 1% раствор для наружного применения, показал хорошие результаты по профилактике и лечения птиц от клещей. Один раз в месяц этим раствором я смазываю лапки всем своим птицам, за исключением периода пения. После обработки ног птице нельзя купаться дня два. Затем клетку следует накрыть светлым простынным материалом.


Оптимальный размер клетки для соловья – 60-70 х 30 х 40 см. Лучше, если клетка ящичного типа. Чистить клетку надо через день, поддон должен быть постоянно чистым, в противном случае появляется неприятный запах. С этой целью поддон застилается бумагой, на которую насыпается крупный промытый песок.
Птица должна сидеть на жёрдочке так, чтобы противоположные пальцы с коготками охватывали её на 3/4 диаметра. Подходящая толщина одной жёрдочки для соловьев - 1,5 см., другой - 2,5 см., чтобы птицы перепархивая с одной на другую, тренировали свои пальцы и соответственно мышцы.
Я своим отловленным соловьям ежедневно давал по 60 - 80 живых мучных червей в фарфоровой чашке с высокими бортиками. Если есть возможность добавлять в корм свежие муравьиные яйца, то количество мучных червей можно уменьшить. Ожирения в первые два месяца после поимки бояться не стоит – это миф.

Необходимо следить, чтобы вода в поилке была комнатной температуры и чистая. Если птица содержится в городской квартире, то хлорированную воду из крана надо выдерживать в открытой стеклянной банке в течение суток. Через трое суток крылышки соловью можно развязать и подвесить наружную купалку. Все соловьи очень любят плескаться в свежей воде, а затем приводить своё оперение в порядок. Птицы очень быстро приводят в порядок повреждённые от связывания кончики перьев на крыльях.
Дня через четыре, максимум через неделю, соловей запоет. Сначала вполголоса, а ещё через пару дней пойдёт в «мах». Нередко бывали случаи, когда соловьи запевали в полный голос уже в первую ночь или на следующее утро.
Во второй декаде июня, соловьи, как правило, уже прекращают петь. С этого времени приученная к «соловьиной» смеси птица готовится к линьке. Передняя стенка клетки полностью открыта для лучшей адаптации к окружающей обстановке, в том числе и привыкания к людям.

Базовый состав «соловьиной» смеси готовится следующим образом; сначала в кухонном комбайне прокрутить десять круто сваренных яиц и вывалить содержимое в таз. Точно так же измельчить штук шесть-семь среднего размера промытых морковин, добавить варённое пшено (1 стакан пшена на 1,2 стакана воды. Варить пшено до полного выпаривания воды, а затем дать каше остыть). Кашу сварить надо таким образом, чтобы она была рассыпчатой). Добавить в массу, прокрученные в комбайне, и измельчённые листья крапивы, одуванчика и мокрицы. В зимний период можно использовать купленную в аптеке крапиву в пакетиках. В летний период травы на зиму желательно заготавливать самому и высушивать в затенённом месте.
Добавить 30 – 40% «Падована Инсект Пати». Приобрести можно в зоомагазинах. Упаковки с просроченной датой лучше не использовать. При отсутствии Падована можно использовать «Фиори для насекомоядных птиц с насекомыми» или «Роял Канин для маленьких котят» (измельчить в комбайне, или в миксере). Не лишним будет добавить 2 стакана измельчённого сухого гамаруса и 1 стакан свежезамороженных муравьиных куколок. Нет муравьиных куколок? Ничего страшного, на первых порах можно обойтись без них. Иногда добавляю пчелиную пыльцу. Всё тщательно перемешать. Если смесь ешё липнет к пальцам, то добавить немного панировочных сухарей.

Готовую смесь распределить по целлофановым пакетикам (в один пакет насыпать дневной рацион смеси для всех птиц) и уложить в морозилку. Вечером, перед сном один пакетик переместить из морозилки на полку в холодильнике. К утру, соловьиная смесь доходит до нужной кондиции. К этому корму добавить немного свежего нежирного творога, перемешать и уже готовую смесь разложить по кормушкам, для всех птиц. Творог можно приготовить самому - 1 литр кефира довести до кипения и процедить через марлю.
Для каждой птицы порция мягкого корма подбирается индивидуально. Здесь главное уловить тот оптимальный объём, который не приведёт к ожирению и не оставит птицу голодной до следующего кормления. Доза зависит от вида птицы и поедания ею ягод (славки и дрозды, например).
Были времена, когда мучных червей в Москве невозможно было найти, приходилось дождевыми червями кормить, мотыльками, кузнечиками, опарышем и мотылём, а в отдельные периоды сырое замороженное говяжье сердце резать на очень маленькие кусочки и добавлять в мягкий корм.
Некоторые любители обходятся только сухим импортным кормом и утверждают, что на таком рационе птицы прекрасно себя чувствуют и много поют, но я придерживаюсь старых, проверенных временем, традиций.
Приученным к «соловьиной» смеси птицам уменьшить мучных червей до 15 - 20 штук в день, причем половину указанных червей лучше давать на ночь. Покормленный вечером соловей меньше беспокоится ночью. Вечернюю порцию мучных червей предпочитаю скармливать с рук. Мне очень нравится, когда птица выхватывает червя из пальцев или с ладони.

У каждого любителя - свой режим кормления птиц. Это зависит от множества факторов - режима работы, привычки бодрствовать ночью, а утром долго спать и просыпаться во вторую половину дня и т.д.. Грамотный в содержании птиц, человек может управлять процессом и приспосабливает птиц к определенному режиму кормления, может несколько менять вкусы птицы, без особого ущерба её здоровью. Изменять световой режим, сроки и суточный режим пения таким образом, какой ему выгоден.

Я начинаю кормить птиц в семь часов утра. Организм любого существа, в том числе и птиц, усвоит то количество микроэлементов (витаминов), которые на данный момент времени ему необходимы. Корм даётся с таким расчетом, чтобы немного оставалось на следующее утро. При очень низкой влажности воздуха в помещении корм подсыхает. Его необходимо, перемешивая, увлажнять, используя обыкновенный пульверизатор. В очень жаркую погоду желательно свежий корм давать птицам дважды, утром и вечером.

Птица, содержащаяся в тесных клетках, может жиреть от недостатка движений и от обилия жиросодержащего корма, а количество белка в корме переходит критическое число, менее 40 % в общей массе. Бывает, что некоторые избыточные элементы, в частности жирные кислоты, не используются для построения клеточных перегородок, а кровью переносятся на некоторые участки тела и образуют жировые прослойки. Вот за этим процессом надо внимательно наблюдать и вовремя принимать меры. Первый сигнал начала ожирения – птица меньше поет или вовсе прекращает петь. Бороться с ожирением не стоит. Уменьшение количества привычного корма может привести к гибели питомца. Последствия, как правило, - преждевременная линька.

Многие охотники-любители пробовали выполнить детальный анализ песни соловья. Каждому звуку или колену давали свое название по слуховым ассоциациям, пытались словами изобразить звуки, издаваемые птицей. К подобному творчеству надо иметь особый талант и постоянно совершенствоваться. Продолжение следует
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
Крохин Александр
Catcher
Сообщения: 117
Зарегистрирован: 28 сен 2014, 19:34
Имя: Александр
Фамилия: Крохин
Страна: Россия
Город: Лобня
Специальность: Инженер-экономист
Виды птиц: Насекомоядные
Благодарил (а): 37 раз
Поблагодарили: 126 раз
Возраст: 72

Легенда у нас дома

Сообщение Крохин Александр » 23 окт 2017, 18:50

Продолжение.

Знаток соловьиного пения легко восстанавливает по ним, как музыкант по нотам, те звуки, которые хотел изобразить охотник. Терминология отрабатывалась российскими любителями соловьёв полтора столетия, а может быть и более. Это был неподражаемый, увы, почти утраченный ныне фольклор.
Например:
Почин: «ци-ли», «ци-ти», «ци-фи», «тий-вить, тии-вить». Под Санкт-Петербургом почин звучит как «фьюить-фьюить».
Знаменит, так называемый, курский трескоток «чир-чит» - привлекающий внимание красивым звучанием.
Почины локализованы в диапазоне от 4 до 8 кГц. Они составляют самую высокочастотную часть соловьиного пения и слышны лишь на близком расстоянии. Это тоновые сигналы, иногда двусложные (состоят из двух нот) и разнообразные по характеру частотной модуляции. Перед одной песней могут быть использованы 8 -10 одинаковых «починов», а иногда они занимают все промежутки между песнями. В московской популяции изучены наиболее подробно и отмечены 7 типов «починов». В то же время, когда промежутки сокращаются до минимума, «почины» не используются вовсе.
Оттолочка: - Короткие промежуточные «полуслова», вставляемые птицей между строфами - «тук» или «ту».
Свист: По регионам свисты чрезвычайно разнообразны, и считаются довольно необычным приёмом, обычно следуют после почина. Граница между свистом и дудкой незаметна.
Шамов И.К. - «Дудка – это колено, тоном пониже свиста».
Смирновский или ивлев свист: «ив-ив-ив»; «и-ви», «и-вли»; «и-выть».
Липушка: «лип-лип», «ип-ип». Смирновский свист и липушка характерны для подмосковных соловьёв.
Визговой свист: «вив-вив», «вев-вев».
Волчковый свист: сходен с криком поползня «уить-уить», одиночный волчковый «вить-вить», сильный волчковый «твить-твить», пронзительный волчковый: «тить-тить», назван так за сходство с криком поползня, которого в старину называли волчком.
Губовой свист: очень низкие двухсложные свисты непосредственно связанны с особым типом песни – подъёмным раскатом.
Запевки – серия звонких и мелодичных свистовых нот, лежащих в диапазоне 1 – 3 кГц. Представляют собой самую громкую и благозвучную часть соловьиного пения. Скорее всего, именно «запевки» во время «соловьиной охоты» назывались дудками. В центральной части преобладают трели – серии коротких (обычно широкополосных) звуков разной природы. Многие трели состоят из двух посылок (нот), разделённых очень коротким, порядка 10 мс, интервалом.
sonogram2.jpg

Рис 2. Типичная структура отдельной песни восточного соловья. Цифры по оси ординат — частоты (кГц), по оси абсцисс — отсчёт времени (с). Обозначения: а — «почин» (нежные, тонкие посвисты «ции-клю ции-клю»); б — «запевка» (громкое, энергичное «ципиль — ципиль - ципиль»); в — низкочастотная одиночная нота (отрывистое «тут»); г — широкополосная трель, образованная двусложными компонентами (быстрое, энергичное и довольно мелодичное «чоо-чоо-чоо-чоо-чоо»); д — низкочастотная трель, «дробь» (громкое, сухое «трррррррр»); е — заключительная трель (жужжание «вззззззззз»); ж — замыкающий компонент (очень короткое «ить»).
Первой всегда исполняется низкоамплитудная шумовая нота, за ней следует значительно более громкая тоновая нота в диапазоне 1.2—3.0 кГц. Общая продолжительность этой двусложной конструкции — около 100 мс, а разделяющих пауз — 130 мс (рис 2,г). Наряду с широкополосными звуками, занимающими весь частотный диапазон, для песни восточного соловья характерны низкочастотные трели («дроби»), локализованные в более узкой полосе от 1 до 2—3 кГц (рис 2,д). В этом же диапазоне собраны и некоторые одиночные ноты, придающие своеобразный ритмический рисунок некоторым типам песни (рис 2,в). Низкочастотные компоненты песни, обладающие относительно малой скоростью затухания и потому распространяющиеся на большое расстояние (сотни метров), обеспечивают дальнюю звуковую связь и придают соловьиному пению необычайную «дальнобойность» и специфическое звучание.
Дудки: Наиболее громкий выкрикиваемый элемент и слышится дальше всего, является важнейшим элементом песни восточного соловья. Дудки - самые сложные колена, делающие честь соловью как непревзойденному певцу, ни одна другая птица не в состоянии повторить их. До нас дошел перечень так называемых «дудок» — так любители соловьёв называли колена — структурные единицы песни. Поражает их обилие — более ста наименований! Вот некоторые из них.
Лешева дудка: «го-го-го-ту», «ту- ту- ту- ту», или «огу-гу-гу-…».
Водопойная дудка: «пью-пью», задняя водопойная дудка «пив-пив», «тк-пиу», «пив-пив-пив». Хлыстовая водопойная дудка – «у-пив». Пленьканье – серебряная водопойная дудка - «плень-плень-плень». Редко можно услышать двойные передние и задние водопойные дудки. Встречаются в приграничных районах московско-владимирских и московско-ярославских популяций, реже у воронежских и курских птиц.
Трелевая дудка: «трю-трю», 2-3 раза, «три-три-три». Характерны для центральных и северных популяций.
Двойной трелевый свист – у Г.Н.Симкина, в теме: «восточный соловей», я нашел следующую запись:
«У воронежских и некоторых других птиц встречаются совершенно особые «передние» двойные трелевые дудки, которые правильнее называть трелевым или двойным трелевым свистом».
По тональности звучания различают серебряные и светлые трелевые дудки.
Лягушачья трелевая дудка: «ква-ква-ква-ква».
Кивковая дудка: «ууу-кив».
Луговые дудки: «тюр-лип», «тю-лю-ли», «тюлип», «тюли».
Сложная кирилловая дудка:«кирилл-кирилл». «крилл-крилл», «тлил-тлил», наиболее часто встречаются у курского соловья.
Белковая дудка: «белки-белки», «блки-блки».
Филиппова дудка: «пил-пилип - пил-пилип».
Клыканье: «клы-клы-клы». У разных популяций наблюдаются различные формы «клыканья»:
Зеленый дятел: «кий-кий-кий»;
Желна: нечто среднее между «кли-кли-кли» и кри-кри-кри-кри»;
Кукушкин перелёт: очень быстро «кли-кли-кли-кли-кли» или клё-клё-клё-клё». Кукушка громко и чисто исполняет эти колена и заканчивает красивым криковым восходящим росчерком. Вариантов исполнения этого колена великое множество. Особенно мне нравится длинная трель, восходящие звуки в первой половине колена плавно переходят в нисходящие, как бы по ровной дуге. «Кукушкин перелёт» - это одно из колен в песне соловья. Его придумали старые птицеловы - великие знатоки соловьиной песни.
Пульканье: «пуль-пуль-пуль…».
Гусачок: «га-га-га-га…».
Журавлик: «кру», «крри».
Пеструшка: «кру-ти….кру-ти», «ци-кру-ци-кру».
Кулик: «ти-клюй».
Голубковая дудка: похожа на воркование горлицы.
Польская дудка: «фидет» (с ударением на первый слог), несколько раз нежно, а затем - «ту-ту».
Стукотня: «чочочочочочочови», юлиная стукотня: «фюи-юи-юи…». У опытного соловья эти колена звучат превосходно.
Дроби, «тррррррррррррр», (Россыпи): сверчковая, пучковая, тройная, неравномерная. Раскаты: У хороших курских соловьёв могут быть до 9 вариантов дробей. Формы раскатов: резвый, нежный, стуковой, хлыстовый, ленивый, медленный, сонный, подъёмный. Раскаты – это подобно стукотне система сильных, сближенных звуков, но ещё более чёткие и целостные. Служат для наиболее дальней связи.
А какие сочные названия носят колена, в том числе и уже упоминавшиеся: «Горловая дудка», «Горловая дудка шарами», «Светлая дудка», «Водопойные дудки», «Лешева дудка», «Свистовая дудка» (подобно: го-го-го… вверх) «Польская дудка», «Львиный возглас», «Кукушкин перелет». А чего стоят «Вздох натуральный графский», «Вздох светлый» и даже «Стукотня набатная театральная».
Финальная трель и замыкающие компоненты. Финал песни обычно содержит две чётко обособленные части. Во-первых, это очень плотная (50—55 нот в секунду) упаковка широкополосных импульсов общей продолжительностью до 0.5 с (звучит как скрипение или трещание; рис 2,е). Самый конец маркирует короткий, но четко выраженный компонент, длящийся около 100 мс. Некоторые из таких замыкающих компонентов представляют собой одиночную тоновую, частотно модулированную ноту, другие включают две такие ноты, исполняемые одновременно в режиме бифонации - двухголосия. В общей сложности в популяции подмосковных соловьёв отмечено шесть разных типов замыкающих компонентов. Преобладают среди них относительно высокочастотные сигналы в диапазоне 5—8 кГц, но отмечен и один низкочастотный вариант (1.5—4.5 кГц).
Росчерк: Начало песни у охотников именуется «почином», а последнее колено, - «концовкой» или «росчерком» (как, например, у зяблика).
Помарки: Всякие звуки, режущие слух, чавкающие, трескучие и скрипящие колена и слова.
Мелоча: Чок. Двойной треск. Щёлканье (будто кнутом ожигает). Цыканье.


Пение соловья хорошо описывали Тургенев И.С., Шамов И.К., Симкин Г.Н. и другие. Поэт Эдуард Багрицкий в 1925 году написал:
«Любовь к соловьям - специальность моя,
В различных коленах я толк понимаю:
За лешевой дудкой - вразброд стукотня,
Кукушкина песня и дробь рассыпная...»


О достоинствах и недостатках отдельных певцов «охотники» могли толковать без конца, тем более лексика, употребляемая для описания соловьинного пения, была чрезвычайно богатой и утончённой. Слыть знатоком в то время было чрезвычайно модно и престижно. Но не только моды и престижа ради, а по сердечной склонности к высочайшему мастерству искони и повсеместно тянулись к соловью люди.

Московский любитель и разводчик соловьёв Антонов Василий Иванович обладал отличным слухом и подражательными способностями, лично при мне, чисто высвистывал многие колена соловья и флейтовые колена славки черноголовки с помощью двойной полукруглой жестянки, с дырочкой посередине, вставляемой особым образом на язык.
Пищик можно изготовить самому. Из нержавеющей жести вырезается круг диаметром 3,5 – 4,0 см. Затем на одной половине круга, по центру, высверливается отверстие диаметром 2 мм. По диаметру жестянка сгибается пополам, с расчетом, что между половинками оставался зазор 2 – 3 мм. Пластина, отверстием вверх, вставляется в рот на язык и небо, округлой частью к губам. Подарил Василий Иванович и мне такой же свисток но, сколько я не тренировался, ничего путного не получалось. Высвистывать черноголовкой, соловьём и голосами других птиц особый талант нужен...

В среде любителей и профессионалов орнитологов не прекращаются споры о том, что буквенные обозначения отдельных колен соловьиного пения давно уже устарели и не соответствуют тому звучанию, которое они слышат в природе. Как сказал один из любителей: - что для одного колено слышится как «дюр-дюр», то для другого – «пуль-пуль», а желна звучит не «кли-кли-кли», а «тяв, тяв, тяв». Проблема таких любителей в том, что они не разбираются в особенностях издаваемых звуков других пернатых, к примеру, разных видов и подвидов дятлов, куликов, синиц и других птиц, которые редко содержатся в клетках.

У каждого человека восприятие окружающего мира и звуков врожденное, индивидуальное. Одни люди видят звуки, в частности, колена соловьёв, другие слышат звуки, а третьи пропускают звуковые волны через каналы чувств. Это эмоции - волнение, восторг, переживание, плюс тактильные, вкусовые, восприятия, запахи. Оценка песни любой птицы человеком осуществляется посредством первого, основного, канала восприятия, затем второго, а потом уже третьего. Мы все разные, у нас индивидуальные оценки одного и того же явления, в том числе и восприятие звуков.
Каждый человек может словами описать услышанные звуки по своим собственным ощущениям и ассоциациям, которые могут не совпадать с оценкой тех же звуков другого человека. Для примера приведу звучание русского петушиного «кукареку» на других языках.
На немецком - кикерики.
На французском - кококорико.
На японском - кокэ кок ко.
На английском - кокль а дудль ду.
На португальском - кокороко.
На исландском - гагалаго.
На итальянском - чикиричи.
На китайском - вово.
На филипинском - тиктиалок.
На непальском - кукурикан.
На шведском - кукелику.
Ту же «лешеву дудку», передаваемую как «го-го-го-ту», можно исполнить на тысячу разных манер, исказив реальное звучание колена до неузнаваемости.

Сейчас очень много возможностей, используя компьютерные программы, сделать анализ каждого звука, каждого колена, фразы, частоты, тона и так далее.
sonogram3.png

Рис.3 Графическая запись песни подмосковного восточного соловья
На представленных фотографиях в цветном блоке, показаны графики песен моих соловья и славки-черноголовки при одинаковых параметрах записи. Чем больше частота, тем выше тон звука, и наоборот - чем меньше частота, тем ниже тон звука. Наше ухо способно реагировать на сравнительно небольшую полосу частот звуковых колебаний - примерно от 16 Гц до 20 кГц. Колебания частотой до 16 Гц, называемые инфразвуковыми, и свыше 20 кГц, называемые ультразвуковыми, мы не слышим. Нельзя путать частоту с амплитудой.
Амплитуда звуковой волны - это воспринимаемая громкость звука. Есть соловьи, пропевающие колена на высоких частотах. Они производят неблагоприятное впечатление, или как говорят – «режут уши». Такую птицу люди с хорошим слухом не могут долго слушать, а тем более ловить такую птицу. Колена со средними частотами являются более благоприятными по восприятию на слух в сравнении с высокочастотными соловьями и такая птица пользуется большей популярностью. Пение в более низком частотном диапазоне является самой красивой и благоприятной, обладает насыщенными нежными тембровыми характеристиками.

Для приблизительной аналогии можно привести высокочастотное звучание голоса Преснякова-младшего - фальцет, средней частоты - от лирического тенора Лемешева до альтино Козловского и низкочастотный Шаляпина – высокий бас-баритон со светлым тембром.
В природе встречаются и промежуточные варианты частот, тембров и тонов. Птичий голос воспроизводит от 100 до 400 тонов в секунду. А наше ухо способно различить за это время не более 20 тонов. Наше подсознание способно принять и обработать любое количество звуковых вибраций, любых частот и тонов. А сознанием человек хоть и улавливает в соловьином пении что-то родное, притягательное, понять, что же его так взволновало, не может. Этот секрет удалось разгадать лишь после изобретения магнитофона.
Венгерский учёный Петер Сёке прокрутил с замедленной скоростью в 32 раза запись соловьиного пения. И оказалось, что его трели сходны с мелодиями народных песен.


Песня любого соловья не оставляет равнодушным ни одного человека. Многие люди не разбираются в тонкостях соловьиного пения, его многообразия и мастерства исполнения, а часто по незнанию величают соловьем любую хорошо поющую птицу.
Как-то один коллега по работе, зная мое увлечение соловьями, сказал, что у него в селе Храброво поёт необыкновенный соловей. Я, в тот же вечер, поехал вместе с ним с ночёвкой в это село.
Соловей пел в балке, за огородом. Пел с раннего утра и до наступления темноты. Репертуар – четыре-пять стандартных колен: обычный почин, исполняемый почти всеми северными подмосковными соловьями, раскат дважды, пара дудок, несколько тресков и мелочей. Песню портило колено, исполняемое многократно и напоминающее крик двухнедельного цыпленка, которому нечаянно прищемили лапку. В отдалении пели еще несколько соловьев, но и их пение так же не отличалось особым разнообразием.
Вся семья моего коллеги ждала авторитетное мнение специалиста, каковым они меня считали. Я, конечно же, не стал разочаровывать хозяев, похвалил песню, но заметил, что соловей уже с самкой, ловить поздно и пусть лучше они наслаждаются его пением еще с месяц.
Другой случай произошел на даче у моего родственника, где я пару дней гостил, недалеко от Тулы. Соловей пел усердно весь день, а ночью я не мог уснуть, слушая соловьиное пение под довольно сильный шумок быстро текущей речки. Средний соловей, каких вокруг было много, активно пел приятным тембром круглые сутки, чисто исполнял колен восемь, не меняя репертуара в бесконечной последовательности, но у родственников глаза светились от гордости за соловья.

Целый день ходил вдоль речки, внимательно прослушивал соловьев, которые распевали свои песни через каждые 50 – 100 метров. Структура и последовательность колен была почти одинаковая у всех исполнителей, но
«Козловского» или «Лемешева», а тем более «Шаляпина» я так и не услышал.
На следующее утро я уехал домой. По дороге много раз останавливался у многочисленных рек и речек прослушать соловья. Попадались неплохие певцы, но среди них не было такого, которого я ищу уже много лет.


Лет 25 назад в городе Гулькевичи, Краснодарского края, накануне Первомая, я гостил у родного дяди. Вышел прогулять. Всё вокруг звенело от кваканья миллионов лягушек. Такого гигантского лягушачьего оркестра никогда прежде не слышал. Мелодичные трели лягушек не портили даже трескучие карканья многочисленных дроздовидных камышовок. Дошёл до пруда, заросшего камышом. Впереди на пригорке, через дамбу просматривался цветущий яблоневый сад.
Развернулся и пошел назад. Улицы утопали от падающих белых и розовых лепестков уже отцветающих вишен и яблонь. Прошёл всю улицу Веселую, слева осталось старое кладбище. Пересекая небольшой, старый парк, увидел восточного соловья на куче не убранного хвороста.
Соловей, совершенно не боясь людей, спокойно перепархивал с одной кучки хвороста на другую, иногда сердито издавал короткий тонкий свист и свое характерное «кррррррррр». При этом широко водил своим хвостом направо и налево, как бы описывая восьмёрку. Поймать его было проще простого. Менее чем через двадцать минут я уже принёс его домой. Поймал его на лучок из «спортивного» интереса, предварительно не выслушанного, не зная структуры песни, и привёз в Москву. Прошло восемь дней, а соловей всё ещё не запевал.
Я подошёл к его клетке и, обращаясь к нему, пригрозил:
- Жду ещё два дня и, если не запоешь, выкину с лоджии в окно, и лети куда захочешь, на все четыре стороны.
От торца нашего девятиэтажного дома, куда выходила наша лоджия, через пятьдесят метров, начинался лес, за которым взлетали и садились авиалайнеры. На 9-й день соловей запел. Рано утром с веранды послышались негромкие чистые посвисты, полураскаты и дудки, часть из которых я раньше никогда не слышал. Часам к девяти соловей уже пел в полный голос. Не гений, конечно, но песня очень богатая коленами и исполнялась приятным тембром. Отличался некоторой торопливостью при исполнении отдельных строф и множеством верхних свистовых колен.
Когда я снова перечитал Шамова И.К. «Наши певчие птицы», то нашёл описание песен, так называемых свистовых соловьёв, к которым, несомненно, относился и мой соловей. Приведу небольшой фрагмент из его книги:
«Прежние свистовые соловьи полны были дудками и свистами (от них и получили название). Свисты различались: «смирновский» (ив! ив! ив!) «визговой» (вив! вив! вив! или, изменившийся потом, вев!) и третий свист: ви-ви-ви-ви! Дудки были: «водопойная», светлая дудка, «балана», свистовая дудка (подобно: го-го-го… вверх), «польская», «трелевая», и еще светлее, так называемая «серебристая трелевая» (подходящая к свистку городового), дальше «волочковая» и «голубковая» дудки (воркованье горлицы), Кроме того, кричали дробями на три манера: «резвая» мелкая дробь вверх, «стуковая», в роде стукотни, «россыпь» пожиже и короче «резвой», юлиная песня или «червякова» (есть такая птица – «червячек» называется). Также стукотнями, из коих отмечается «дятловая» вверх (как и «резвая» дробь, принадлежащая исключительно свистовому соловью), затем «воронова» (когда два ворона между собой переговариваются) и «юлиная». Кроме того кричали «клыканьем», «желновыми» (крик зелёного дятла), куликами, «светлый кулик», и «ястребковыми». Таковы, в общем очерке, были прежние свистовые соловьи».
Соловей успешно перелинял, а в середине ноября снова запел, сначала в полголоса, а затем, через несколько дней и до конца февраля, распевал свои великолепные рулады.
Соловей погиб на следующий год, летом, в день моего возвращения из командировки. Мама забыла закрыть дверцу клетки и ушла на кухню заменить воду в поилке. Он вылетел на свободу и сильно ударился грудью о балконное стекло. Я увидел маму, всю в слезах, и ещё живого соловья, лежащего на дне клетки, с грустью и тоской смотревшего на меня. В его затухающих глазах чудились мне боль и немой укор и за свою такую короткую жизнь…
Очень часто мы очеловечиваем своих питомцев, переносим на них присущие нам свойства характера, эмоции, врождённые типы личностей: холерик, меланхолик и т.д. Птицы и животные под понятие личность не подходят. Это совершенно другой мир. Человек делает попытки вторгнуться в этот мир, изучить его и понять. Иногда это частично удается, и тогда он безмерно счастлив.


Рекомендации по содержанию соловья и других насекомоядных птиц достаточно описаны в различных источниках, начиная от Тургенева и заканчивая современными любителями и орнитологами. Личный опыт в этом нелегком деле очень важен, но даже многолетний стаж не гарантирует от ошибок при содержании их в домашних условия. Каждый любитель, какими бы энциклопедическими знаниями по содержанию птиц не обладал, всё равно будет приобретать опыт через собственные «шишки». Можно теоретически, досконально по книгам изучить автомобиль и вождение, но всё равно без практики управления автомобилем далеко не уедешь.
Помню, одна клетка с поющим соловьём стояла у меня в гостиной. Издалека приехали гости, мы допоздна посидели, поговорили. Клетку я накрыл тёмным материалом в 22 часа, как всегда, а вот утром открыл вместо 7 только в 11 часов утра. Гости ещё спали, а я не посмел зайти к ним в комнату и побеспокоить. Соловей больше не пел и, мало того, через пару дней начал линять.
Ещё случай. Кормил птиц описанной выше «соловьиной» смесью, всё было как обычно, птицы пели, чувствовали себя прекрасно. Прочитал в одной книге о новом составе смеси с научными расчётами калорий, жиров, белков и т.д.. А я все годы готовил свою смесь на «глазок», как советовали мне старые птицеловы. Сделал новую, «по науке», накормил птиц и получил в результате стопроцентную линьку даже тех, которые недавно перелиняли. Понял одно - если питомец нормально себя чувствует и поёт, не надо в этот период, даже незначительно, менять состав смеси и режим кормления, увеличивать или уменьшать количество мучных червей или зофобаса, местоположения и размера клетки, световой режим.
Может спровоцировать преждевременную линьку слишком быстрый перевод этих птиц на избыточные порции свежих муравьиных куколок (при даче куколок необходимо смотреть, чтобы они были совершенно свежие, не мятые, не комками и не заплесневелыми). Как следствие - прекращение пения до следующего года.

Многие выпускают птиц полетать по квартире. Всё это хорошо до поры - до времени. Питомцы, как правило, погибают от разных непредвиденных причин: могут утонуть в незаполненных до верха ёмкостях с отстаивающейся водой, вешаются на нитке с иголкой, воткнутой в занавеску, попадают в открытую кастрюлю с горячим супом, залетают за мебель.
Помню случай, когда один знакомый, пытаясь вечером загнать кенара в клетку, гонялся за ним по всей квартире. В итоге кенар (абсолютно ручной, поющий на голове и на плечах у всех членов семьи), спасаясь от погони, перелетая из одной комнаты в другую, зацепил надклювьем верхнюю планку дверного проёма. Верхняя часть клюва была полностью оторвана.
Всех «неожиданностей» предвидеть нельзя, поэтому птиц из клеток предпочитаю вообще не выпускать. Дроздов, жаворонков, чижа, щегла, коноплянку и зяблика круглый год содержу в больших садках на остеклённой лоджии. Температура почти такая, как на улице. С начала мая, когда во дворе устанавливается устойчивая плюсовая температура, не ниже +5, клетки с соловьями, варакушкой и славкой-черноголовкой выношу из комнаты на лоджию.

В период линьки в «соловьиную» смесь подмешивается минеральная подкормка, состоящая из порошка яичной скорлупы, древесной золы и других компонентов. В воду добавляю 5–6 капель «Радостина» - мультивитаминного препарата. Желательно также в период линьки в поилку, один раз в неделю, добавлять йод - обыкновенной палочкой с ваткой для чистки ушей обмакнуть в йод, а затем коснуться поверхности воды. На таком рационе соловьи успешно меняют перо. При быстром течении линьки весь процесс занимает чуть больше месяца. Соловьи также охотно едят и разные ягоды, особенно красную бузину.
После линьки в соловьях просыпается инстинкт перелета. Как и большинство насекомоядных птиц летят они ночами. Это приводит к ночным беспокойным метаниям птицы по клетке, во время которых она сильно обивает оперение на крыльях, лишается хвоста, ушибает ноги, сбивает до крови кожу на лбу и даже может погибнуть.
Уменьшить отрицательные последствия этого явления довольно просто. Достаточно в комнате, где находится клетка с соловьём, оставлять включённым ночник, чтобы птица различала в полумраке жёрдочки, либо создать птицам абсолютную темноту. Любой, даже самый слабый источник света, может послужить раздражителем для ночного метания по клетке. В клетках ящичного типа птицы меньше повреждают оперение. Ночные миграции продолжаются недолго, через 10 – 15 дней птицы постепенно успокаиваются.
Все соловьи очень любят сверчков, которых я даю пару раз в день в виде лакомства с рук. Мгновенно налетают и выхватывают сверчка из пальцев. Осенью, с наступлением устойчивых ночных морозов, -5 - -7 градусов, переселяю почти всех птиц с веранды в комнату, где световой режим, как говорится, не нормированный, а обычный, бытовой, с 06-30 утра до 22-23 вечера.
Поддерживание высокой влажности в помещении – очень важный элемент в содержании насекомоядных птиц. Минут за пятнадцать перед тем, как лечь спать, накрываю клетки плотным тёмным материалом. Через недельку-другую все распеваются. Славка-черноголовка начинает, как правило, сразу с верхов – громких флейтовых звуков, затем по очереди поют соловьи. Один из соловьёв всегда является доминирующим, поёт в полный голос. Остальные внимательно слушают, иногда, в полголоса, подпевают ему, но никогда не мешают. Чаще поют по очереди.
Доминантный соловей может подавить своей активностью более слабого того же вида, и песни от второго можно вообще никогда не дождаться. Поэтому лучше содержать их в разных помещениях. Зная, какой соловей доминантный, а какой нет, оставлял второго зимовать на лоджии. При дневном двухразовом кормлении и неоднократной смене замерзающей воды в поилках соловей хорошо выдерживал все зимние морозы. В марте или начале апреля запевал и пел в полный голос до конца июля.

Продолжительность пения восточного соловья около двух месяцев, а в одну зиму соловей пел подряд более трех месяцев. Соловьи разных видов поют, находясь в одном помещении, и только со временем начинают соблюдать партитуру – в которой все голоса распределяются в определенном порядке, будто невидимый дирижёр регулирует контрастное соотношение между различными исполнителями как с точки зрения силы звучания, так и с точки зрения красочных тембровых соотношений.

В конце января и в феврале птицы, у которых искусственно менялся световой режим, линяют. В период линьки, световой день стараюсь уменьшить до 14-15 часов, а в начале апреля увеличиваю до естественного светового дня. Соловьи начинают запевать повторно, с конца апреля по июль. Почти десять лет у меня живёт восточный соловей с неплохой песней, пойманный в Подмосковье в районе г. Яхрома.
Лет десять назад поймал соловья с песней чуть выше средней. В первый год пел он активно, ничем особенным не выделялся. Оставил на зиму потому, что в тот год больше соловьёв у меня не было, а «на безрыбье и рак рыба». Но каждый последующий год он меня удивляет все новыми и новыми песнями. Общение с другими птицами, поющими у меня дома, по-видимому, пополняет его репертуар. В эту зиму, неизвестно каким образом, в песне появилось новое колено – верхний двойной трелевый свист или верхняя двойная дудка. Более сорока лет я не встречал это редкое и красивое колено. Значит, в глубинах его памяти сохранились фрагменты песен, которые он, возможно, слышал на перелётах или на зимовках.
Человек воспринимает пение соловья и сердцем, и душой, оценивает песню всю целиком, как она есть, как любое произведение искусства. Занимаясь специальным анализом, детализацией и расчленением песни на отдельные колена и звуки, не растеряем ли мы при этом свои чувства, не превратимся ли в патологоанатомов от орнитологии?


Вспоминается одна восточная притча.
Приходит один ученик к учителю и просит научить его мудрости. А молодой человек был с ленцой, и учитель знал об этом.
- Хорошо, – сказал учитель, - я научу тебя мудрости, если ты выполнишь одно задание. Иди и ровно месяц наблюдай за своими чувствами. Встретишь радость, счастье или любовь, проанализируй, откуда оно пришло, как в тебе протекает, что внутри тебя происходит и каков результат. Выполнишь задание – будешь моим учеником.
Через месяц приходит молодой человек к учителю и говорит:
- Учитель, что ты наделал? Ты лишил меня радости, счастья и любви! Целый месяц ходил я по деревням и городам. Встречал и радость, было и счастье, встретил любовь, но как только я начинал думать о том, за что я полюбил девушку, почему я испытываю счастье, в чем заключается моя радость - любовь, счастье и радость во мне исчезают.
Учитель на это ответил:
- Любовь, счастье, радость – это положительные чувства, а чувства надо воспринимать целиком, тогда и жизнь будет полной, а вот такие чувства, как неприятности и горе надо расчленять на элементы - почему? как? за что? Тогда неприятности исчезнут и горе будет легче пережить.


Очень редко, но бывают случаи, когда соловей без видимой причины отказывается от любой еды, быстро худеет и через недельку погибает. Я устраняю эту неприятную проблему следующим образом. Как только замечу, что соловей за день не притронулся к мешанке и не съел ни одного червя, сразу же убираю «соловьиную» смесь, ставлю фарфоровую чашку с шевелящимися мучными червями, предварительно впрыскиваю самым тонким шприцем раствор «Гамавит» в тела пяти червей и одновременно добавляю пять капель в поилку. После того как эти черви будут съедены, в кормушку добавляю порцию свежих. Процедуру повторяю 5-7 дней. Через один-два дня, как ни в чем не бывало, соловей принимался за остальной корм. Был случай, когда одного соловья пришлось насильно кормить «заряженными» «Гамавитом» червями. Через сутки он уже самостоятельно кормился, быстро вошёл в форму, здравствует и поёт до сегодняшнего дня.
«Гамавит» - это аминокислоты. Препарат продается почти во всех зоомагазинах и ветеринарных аптеках. Его надо набирать из флакона стерильной иглой через резиновую пробку, а флакон хранить в холодильнике. Если жидкость при хранении светлеет, и стала жёлтой, её надо немедленно выбросить.
Особенно много поют соловьи-выкормыши, взятые человеком из гнезда и выращенные дома. Почти не уступают им и соловьи, пойманные пестрогрудыми слетками.
Лучше попытаться найти гнездо. Легко определить местоположение гнезда, если заметить, откуда птица вылетает, а не потому, где она заходит в кусты. Брать весь выводок из гнезда не стоит, так как самок выпускать обратно в природу уже нельзя, они всё равно погибнут, а содержать их десяток лет нет никакого резона, ведь самки не поют.

Болгарские орнитологи утверждают, что если внимательно понаблюдать за гнездом, можно с высокой вероятностью вычислить самца, который отличается от самки уже в возрасте 6 - 7 дней. Они рекомендуют пять признаков, по которым определяется самец, при этом размеры у всех птенцов одинаковые, так как они вылупляются в один день.
Первый признак – самцы всегда находятся на дне гнезда, в то время как самки норовят сверху ложиться на самцов.
Второй - самцы менее подвижны.
Третий – голова у самца крупнее, особенно если сравнивать по ширине.
Четвертый – перья у самцов растут медленнее.
Пятый – при кормлении родителями самцы издают более громкие и низкие звуки.
У одного моего хорошего знакомого из Москвы Виктора Морошкина содержался соловей-выкормыш. Около двух лет Виктор формировал у него песню. Ежедневно прокручивал на магнитофоне записи хорошо поющих соловьев, славок, синиц и других птиц. Кроме того, у него имелся хороший соловей-учитель с богатым репертуаром, отловленный им около города Ливны в Орловской области.
Результат – отлично поющая, в течение большей части года, птица, гордость и радость хозяина. Содержал в специально отведенной для птиц комнате, в большом садке. Кормил его «соловьиным» кормом и, в неограниченном количестве, мучными червями. Соловей всегда был в отличной физической форме.
Опыт выкармливать птенцов певчего дрозда и дрозда рябинника в далёкие времена моей молодости был, но режим профессиональной деятельности не мог позволить взять на себя такую большую ответственность за жизнь такой нежной птицы. Но однажды, августовским вечером, я отправился на прогулку в лес, в сторону аэропорта Шереметьево. Захватил лучок-самолов в надежде поймать певчего дрозда.
Погода стояла тёплая, дождей не было более месяца, земля была сухая. Вода в лесных болотцах и канавах давно испарилась. Вышел на широкую просеку, присел на лежащий полуистлевший ствол березы отдохнуть. На противоположной стороне просеки белел бетонный забор таможни шереметьевского аэропорта. Посреди светлой просеки небольшим тёмным пятном просматривался кустарник - несколько невысоких березок и ивняк. Солнце уже заходило за вершины деревьев, пора было возвращаться в сторону дома. Моё внимание в этом кустарнике привлёк мелькающий силуэт крупной птицы, что-то выискивающей среди прошлогодней листвы.
- Певчий дрозд, - обрадовался я.
Приблизился к месту, где только что прыгала птица, расчистил от листьев и травы местечко и приладил лучок. Ждать пришлось недолго. Силуэт дрозда снова замелькал между корнями кустарника. Послышался хлопок, и я поспешил к лучку. Каково же было мое удивление, когда увидел, что вместо дрозда попался очень крупный молодой соловей. По внешнему виду было заметно, что линька успешно завершилась, птица приобрела окраску взрослой и «жировала». Видимо, готовилась к перелёту на зимовку в тёплые края. По всем признакам это был самец – большая голова, массивный клюв, огромные выразительные глаза, высокие ноги и плотное оперение. Решил оставить его себе.
Дома соловей решительно взялся за корм, очень быстро освоился в клетке, а менее чем через месяц я услышал негромкое бормотание себе под нос, чередование каких-то непонятных тихих посвистов и скрипов. Иногда свисты раздавались громко, но соловьиных колен не было и в помине. Такое пение продолжалось до глубокой осени, пока ко мне в гости не заехал мой приятель, также большой любитель содержания насекомоядных птиц Алексей Михайлович Соломасов, родом из Тулы, проживающий в Москве, недалеко от Белорусского вокзала.
Алексей Михайлович любил ловить птиц по Савеловскому направлению. В Дмитровском районе у него были свои прикормленные точки на разных птиц. Вот и сейчас у него была большая сумка, заполненная садками с пойманными щеглами, чижами и синицами-московками.
Когда я показал ему соловья и рассказал историю его поимки, он загорелся желанием сделать из него хорошего певца. Без особого сожаления, отдал ему птицу. Удалось ли ему осуществить задуманное - я не знаю. Через год его жена сообщила мне по телефону, что Алексея Михайловича не стало, а всех его птиц вместе с клетками забрал за бесценок один пожилой барыга-торговец с «Птичьего» рынка. Обещал вдове расплатиться за клетки и птиц чуть позже, но обманул.

Размножением соловьёв в неволе я не занимался, но моему знакомому Антонову В.И., о котором я упоминал выше, удавалось их разводить. Об этом есть документальные киносъемки, которые сейчас хранятся у его сына. Я видел парочку соловьёв в отведённой комнате для птиц, в вольере, задекорированном под соловьиный природный уголок. Приведу статью Антонова о практике размножения соловьёв полностью:

"Размножение соловьёв в неволе" Сразу скажем дело это не простое. Прежде всего, разумеется, нужно хорошо изучить образ жизни соловьёв в природных условиях. Для размножения соловьёв в неволе, как и любого другого вида лесных птиц, следует создать определённые условия.
Отловленные лесные певчие птицы способны дать потомство лишь на второй год жизни в неволе. Ко времени спаривания подобранная пара должна быть бодрой, здоровой, без каких-либо пороков. Ожиревшие и истощенные птицы для спаривания непригодны – потомства не дадут. Нельзя подбирать и пары родственного происхождения.
Выбирая корм для птиц, предназначенных к спариванию, необходимо придерживаться основного принципа - максимально приблизить его к природному, которым выкармливаются птенцы. В день спаривания в вольере или клетке должно быть изобилие живого корма, к которому относятся мучные черви, мотыль, земляные черви, морёный опарыш. Кроме того, нужно приготовить кормовую смесь, состоящую из крутых яиц, мелко нарубленных и перемешанных с толченым глицерофосфатом или яичной скорлупой. Изобилие корма нужно до тех пор, пока слётки не начнут его брать самостоятельно. Тогда молодёжь должна быть отсажена в отдельные садки.
В жизни птиц, в особенности при размножении в неволе, огромное значение имеет свет. Достаточное его количество нужно в первую очередь для нормальной половой деятельности пары и для выкармливания потомства.
Необходимо обеспечить длительный световой день, какой бывает в умеренных широтах весной. Следует при этом учесть, что в неволе птенцов выкармливает только самка.
Сроки спаривания должны быть примерно такими же, что и у соловьёв в природных условиях. До спаривания пара должна находиться в разных клетках. Предназначенного для размножения самца в вольеру пускают первым. Ночью клетку с самцом помещают в неё и открывают дверцу.
Таким же манером впускают и самку - через 7-10 суток. После первого удачного спаривания самка начинает строить гнездо. На это уходит 2-3 дня. Через 10-12 суток после спаривания в гнезде появляется первое яичко, через сутки - второе, кладка будет происходить ежедневно. С появлением последнего яичка самка остается в гнезде для насиживания. В кладке бывает 4 - 5 шт. Насиживание длится две недели. В это время в помещении, где находится вольера, должна быть полнейшая тишина.
Наблюдать за ходом размножения можно только с помощью зеркал, установленных до спаривания. Никаких работ по чистке вольеры нельзя вести. Корм должен раздавать один и тот же человек.
Любители, которые задумают провести эксперимент по размножению соловьёв в уголке живой природы, должны предварительно решить, смогут ли они выполнить все изложенные выше требования, в особенности это касается обеспечения птиц живым кормом. Если ответ отрицательный, эксперимент лучше не проводить, вряд ли он окажется успешным.
Размножение соловьёв в уголке живой природы - увлекательное занятие. Сужу по собственному опыту. Я отдаюсь этому до самозабвения, так как безгранично обогащаюсь новыми знаниями о живой природе. Кроме того, преследую и сугубо практические цели. Размножая соловьёв в уголке живой природы, я в последующем выпускаю птиц на волю. Это приносит немалую пользу делу охраны природы. Всем, кто заинтересуется этим увлекательным делом, я охотно окажу посильную помощь.»
(В.Антонов. Журнал-приложение «Птицеводство» 1985 год)

И.И.Святский, ссылаясь на книгу Брема «Комнатные певчие птицы» приводит пример, как один терпеливый любитель, подбирая пары, добился кладки и первых птенцов лишь на девятый год. Затем выросшие соловьи собственного выводка хорошо размножались.
Идея размножения соловьев в неволе до сих пор витает в среде любителей певчих птиц, но не думаю, что в ближайшие десятилетия найдутся фанатики, которым удастся разводить соловьёв и главное задокументировать результат. Если пофантазировать и предположить, что такая проблема будет решена, то возникнут как минимум три вопроса.
Первый. Как научить соловья петь плановую песню? Можно ли научить соловья петь плановую песню? Эти вопросы решаемые. Ещё в позапрошлом веке умели обучать соловья-выкормыша отличной песне с помощью различных механических приспособлений, специально подобранных прудовых лягушек и т.д. Сейчас, в век высоких технологий в области электроники, возможности обучения песне многократно повышаются. Губовая птица (обученная человеком с помощью специальных свистков и использования специальной техники) может быть великолепным певцом с необычайными песнями и будет стоить дорого.
Ведь соловьи не просто копируют звуки, как уже было отмечено выше, но и являются прекрасными аранжировщиками. В песенном их обучении богатство звуковой среды первостепенно. Соловей же в принципе может взять почти всё что угодно, из любой среды, будь то рулады юлы, дроздовые фразы, дробь дятла, звон синиц или крик лягушки. Например, у хороших певунов ценили лягушковые колена: россыпи, гремушки, кваканья.
Соловьи переиначивали эти звуки так, что только тренированное ухо могло распознать в их основе земноводное происхождение. Лягушки с хорошим пением водились в Москве в Красном и Лефортовском прудах, их знали и отличали. Амфибий отлавливали и подсаживали к ним молодых соловьёв для обучения лягушковым коленам. Но, лучше всего соловьи-выкормыши обучались от отловленного отлично поющего соловья. Обучение таких птиц требует много времени, а главное наличие первоклассного соловья – учителя или использовать при обучении комбинированные средства.
Шамов описывал такую птицу, певшую в Москве, ещё в начале 19 века:
«Губовая» кричала курскими песнями и между прочим желной 40 слов! Она висела в трактире Седова у Калужск. Ворот (где ныне трактир Бакастова). Охотникам, желавшим подвешивать к ней молодых, было 5 р. в час и 25 р. в неделю».
Второй. Куда девать самок? Выведенная в неволе самка соловья так же уникальна, как и самец. Дальнейшее разведение без самцов и самок собственного выводка весьма затруднительно. Выпускать обратно в природу выведенных в неволе соловьёв – это преднамеренное убийство и ничем не оправдано.
Третий. Куда девать неспособных к обучению соловьёв? На мой взгляд, неспособных соловьёв не бывает. Бывают недостаточные условия для формирования отличной песни. Даже, так называемые, «неспособные» соловьи могут быть отличными родителями. Но это, как я уже сказал выше, пока из области фантастики. Однако кто знает, может, в нашей стране или за рубежом появится фанат, который превратит фантазии в реальность? Поживем – увидим!
Природа снабдила птиц уникальным механизмом звукоизвлечения, оригинально устроенным «музыкальным инструментом», - рассказывает Валерий Дмитриевич Ильичёв, заведующий лабораторией, в которой разрабатывают новое научное направление - биолингвистику.
Ильичёв работает в Московском институте проблем экологии и эволюции имени А.Н.Северцова. По его словам:
«Соловьиное пение - переливчатое, «многоколенное», со свистами, с чередованием мягких и резких, громких и тихих музыкальных обертонов. Поэтому оно взбадривает, создает жизнеутверждающее настроение, зовёт к активной деятельности. Оно хорошо лечит депрессивные состояния, неврозы, снимает головную боль, активизирует работу всех органов и систем».

И ещё:
«…учитесь слышать голос одной птицы и настраиваться на него, как на определенную звуковую волну, отключая весь остальной шумовой и звуковой фон. Это азы орнитотерапии: такой настройкой человек, страдающий, допустим, гипертонией, как бы создает канал связи между определенным сочетанием звуков и управляющими центрами в коре головного мозга, что приводит к расширению сосудов и ликвидации сосудистого спазма».
Каждый год с конца апреля и почти до середины мая езжу по различным областям России в поисках своего «Шаляпина». Более 15 лет не могу услышать именно ту птицу, которая меня устраивала бы по всем параметрам. Но надежды не теряю. Тех, почти «хорошистов», которых я ловлю и держу до середины июня, выпускаю на волю, как только начинает снижаться интенсивность пения. Выпущенные в местах их обитания птицы успевают перелинять и улететь на места своих традиционных зимовок Со мной остаются только мои проверенные друзья, ставшие уже при жизни легендой. В клетке они живут уже по 8 - 10 лет и радуют меня и мою семью своими песнями не только в суровые зимние месяцы, но и поют большую часть года. Надеюсь, что ещё много лет они будут жить в нашей квартире.

Содержание соловьёв в неволе – одна из древнейших традиций русского народа. Испокон веков клетка с соловьём служила украшением простых крестьянских хат, мещанских, а позже и купеческих, домов и придорожных трактиров. В XIX веке и в начале прошлого века в России, а особенно в Москве, соловьиной охотой увлекались люди разного чина и сословий, лица духовного сословия. Даже такие члены известных фамилий, как граф Д.С.Шереметев, князь Ф.Ф.Юсупов, граф Сумароков-Эльстон, которые не только сами были большими любителями соловьиного пения, но также и покровительствовали кружку любителей соловьёв.
В 1907 году в Москве проводился специальный конкурс соловьёв. К конкурсу пения соловьёв были привлечены, кроме любителей соловьиного пения, профессиональные музыканты – в том числе член Императорского Русского музыкального общества, профессор Московской консерватории Ю.С.Сахновский. Материалы по конкурсу до сих пор представляют большой интерес не только для любителей, но и для орнитологов.
Не перевелись знатоки содержания соловьёв и соловьиного пения и в наше время. Хочется надеяться, что в России повысится интерес к песне восточного соловья, который не имеет себе равных среди птиц ни по силе звука, ни по страстности исполнения, ни по многообразию колен и структуре песни. Желательно, чтобы тема содержания соловьёв в домашних условиях не осталась предметом обсуждений узкого круга любителей.
Соловьиная и перепелиная певчая охота давно пришла в полный упадок, остались единицы любителей-натуралистов и профессиональных орнитологов, которые разбираются в особенностях соловьиного пения. Особенно обидно, что сохранилось мало документальных записей. Отдельные литературные записи рассеяны в охотничьих журналах прошлого века. Соловьиное дело не дотянуло до того времени, когда могли быть составлены звуковые протоколы на фонографе (а может быть и были составлены, но валики не сохранились). Есть основания полагать, что такая мысль, возможно, зрела среди членов Кружка любителей певчей и другой вольной птицы, заседавших в начале века в конторе Зоологического сада. Попытка составления реестра песен восточного соловья была предпринята в 1970-е годы сотрудниками Московского университета Г.Симкиным и М.Штейнбахом. Им удалось собрать и обработать на сонографе магнитофонные записи из различных регионов европейской части страны, И все же — как звучала «дудка лешего», или «дудка водяная», или разного рода «катушки» у старосветских соловьев, маэстро прошлого века? Надо ли сравнивать теперешних певунов с курскими, польскими, графскими прародителями? Во всяком случае, считают они, возрождать соловьиное дело надо без отлова птиц, записывая их песни. Коллекции фонотек голосов животных могли бы сослужить добрую службу. Среди любителей появились энтузиасты фонографа, такие, например, как Боченков С.А.

В фонотеке голосов животных Московского университета хранится экземпляр пластинки фирмы «Пишущий Амур» с записью трелей соловья из коллекции птиц известного немецкого владельца К. Рейха. Эта пластинка поступила в продажу осенью 1910 г. и произвела сенсацию среди покупателей. Более совершенную запись песни соловья, как, впрочем, и других наших певчих птиц — варакушек, дроздов, камышовок, славок можно послушать на долгоиграющих пластинках известных советских орнитологов и биоакустиков профессора Б.Н.Вепринцева (серия «Голоса птиц в природе») и профессора А.С.Мальчевского («Птицы белых ночей»).

В конце восьмидесятых годов, на ежегодной выставке-конкурсе певчих и декоративных птиц в Москве, пел соловей – пел, нисколько не смущаясь ежедневным присутствием огромного количества людей, находившихся рядом с клеткой. Пел в полный голос. Правда, его песня не отличалось многообразием колен, но посетители выставки были в восторге. Этот соловей принадлежал Соколову Ивану Ивановичу из г.Мытищи, старейшему любителю-птицелову.

Моими экспонатами на этой выставке были - пара элегантных попугаев, варакушка и пеночка весничка. Пеночка так же была одним из украшений выставки. С раннего утра до позднего вечера была слышна её серебристая, нежно-переливчатая, но довольно громкая песенка, плавно замирающая к концу.
Лучшими мастерами считались соловьи средней части России, особенно из окрестностей Курска. Соловью посвящено много песен, стихотворений и музыкальных произведений. В Курске недавно создан «Музей соловья».

Музей создан методистом областного Детского центра туризма и краеведения Любовью Ерёминой. Благодаря Ерёминой посетители музея узнают, почему в России и во всем мире знаменит именно курский соловей. Даже нашли логово Соловья-разбойника, по приметам и адресу, указанному в сказке. Во времена правления князя Владимира, через территорию нынешней Курской области пролегал торговый путь из Волжской Булгарии в Киев. Волжская Булгария – это территория нынешнего Татарстана. А, там, на большой дороге, у речки Смородины, разбойники грабили караваны с товарами. Былинный русский богатырь Илья Муромец пленил Соловья-разбойника и доставил его в стольный Киев-град князю Владимиру.
В Минске в 2012 году уже прошел конкурс на определение самого лучшего соловья. Специалисты оценивали соловьёв по количеству и по качеству исполнения отдельных колен. Чем больше колен в песне и чем чище он их исполняет – тем лучше певец. В Белоруссии, в городе Слуцке, создается «Музей соловья». Создание «Музея Соловья» - одно из мероприятий по реализации природоохранной концепции Белоруссии. В городе ул.Слуцкую решили переименовать в ул.Соловьиную. Должны возродиться и у нас конкурсы на лучший голос России среди соловьев.
А пока Союз охраны птиц России запустил в столице программу «Соловьиные вечера». Волонтёры, орнитологи и просто любители всю вторую половину мая с раннего утра ходят по московским садам, паркам и окраинам, заросшим кустарником, наблюдают песни соловьёв и сообщают в центр координаты поющей птицы.

Соловей из года в год возвращается на места своего гнездования и покидает территорию только тогда, когда на этом месте происходят неблагоприятные изменения, а это сигнал опасности для всей экосистемы. И каждый раз падение численности точно совпадало с проведением благоустройства. Уменьшение численности соловьёв связано со стрижкой газонов, при этом уничтожаются насекомые и другие беспозвоночные, так что, даже если при покосе сами птицы спасутся, питаться им будет нечем, да и для гнездования остаётся мало пригодных мест. Другим фактором уменьшения численности птиц в городах является уборка прошлогодней листвы и закатывание почвы в асфальт или плитку.
А.Крохин
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
GA.
Дежурный по форуму
Сообщения: 2008
Зарегистрирован: 18 дек 2013, 17:53
Имя: Andrey
Страна: Ukraine
Город: Lugansk
Виды птиц: Мозамбикские и серые вьюрки, жако, попугай Мейера и др.
Благодарил (а): 1107 раз
Поблагодарили: 1529 раз
Контактная информация:

Легенда у нас дома

Сообщение GA. » 29 окт 2017, 08:32

Крохин Александр, спасибо за такой содержательный материал. :so_happy:

Ну как, после такого чтения, не захотеть соловья? :) )))

Аватара пользователя
алексей-зеленый
Breeder
Сообщения: 98
Зарегистрирован: 27 дек 2013, 19:54
Имя: Алексей
Страна: Россия
Город: Москва
Виды птиц: экзотические чижи
Благодарил (а): 402 раза
Поблагодарили: 96 раз

Легенда у нас дома

Сообщение алексей-зеленый » 18 ноя 2017, 10:42

Прекрасное повествование о соловьях,беcценный опыт наблюдений.Огромное спасибо за такую интересную статью.

Аватара пользователя
Крохин Александр
Catcher
Сообщения: 117
Зарегистрирован: 28 сен 2014, 19:34
Имя: Александр
Фамилия: Крохин
Страна: Россия
Город: Лобня
Специальность: Инженер-экономист
Виды птиц: Насекомоядные
Благодарил (а): 37 раз
Поблагодарили: 126 раз
Возраст: 72

Легенда у нас дома

Сообщение Крохин Александр » 19 ноя 2017, 00:21

Спасибо за вставленные сонограммы и график! Сейчас статья более полная.

Аватара пользователя
Konstanzia
Сообщения: 765
Зарегистрирован: 10 дек 2013, 00:12
Имя: Елена
Страна: Германия
Город: Schifferstadt
Виды птиц: Гульдовые амадины,тростиковые астрильды, обыкновенные чижи (мутационные)
Благодарил (а): 513 раз
Поблагодарили: 624 раза
Контактная информация:

Легенда у нас дома

Сообщение Konstanzia » 22 ноя 2017, 22:22

Очень редко, но бывают случаи, когда соловей без видимой причины отказывается от любой еды, быстро худеет и через недельку погибает. Я устраняю эту неприятную проблему следующим образом. Как только замечу, что соловей за день не притронулся к мешанке и не съел ни одного червя, сразу же убираю «соловьиную» смесь, ставлю фарфоровую чашку с шевелящимися мучными червями, предварительно впрыскиваю самым тонким шприцем раствор «Гамавит» в тела пяти червей и одновременно добавляю пять капель в поилку. После того как эти черви будут съедены, в кормушку добавляю порцию свежих. Процедуру повторяю 5-7 дней. Через один-два дня, как ни в чем не бывало, соловей принимался за остальной корм. Был случай, когда одного соловья пришлось насильно кормить «заряженными» «Гамавитом» червями. Через сутки он уже самостоятельно кормился, быстро вошёл в форму, здравствует и поёт до сегодняшнего дня.
«Гамавит» - это аминокислоты. Препарат продается почти во всех зоомагазинах и ветеринарных аптеках. Его надо набирать из флакона стерильной иглой через резиновую пробку, а флакон хранить в холодильнике. Если жидкость при хранении светлеет, и стала жёлтой, её надо немедленно выбросить.
Уважаемый Александр Николаевич!
Спасибо Вам особенное именно за эти строки . И хотя этот раствор в личной практике лет так 5 назад применялся мною тоже (правда , совсем на другом виде птиц), и также хорошо зарекомендовал себя, но.... новое , как говорится, - это хорошо забытое старое ))). Но в этот раз , по воле случая, он был благодаря Вашей статье как никогда своевременным. А ведь я совсем забыла об этом!Единственное различие в подаче раствора - закапывала прямо из носика шприца, неразбавленным. Птица насекомоядная, главное - помогло!!!))) И причем, за один день. А ведь сидел птенчик совсем нахохлившись, уже колобком...и грелся, и грелся под лучами красной лампы...и только насильное кормление белыми мучными червячками и раствором Гамавита вернуло его так быстро в равновесие.
Еще раз искреннее Вам спасибо!

Ответить Пред. темаСлед. тема

Вернуться в «Записки охотника»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость